© 2017 Современная Русская Философия

Андреас Буллер (Andreas Buller) - Родился в 1961 году в СССР. В 1984 г. закончил истфак КарГУ. С 1990 года гражданин ФРГ. Доктор философских наук. Специалист по теории исторического познания. Член редакции Альманаха «Люди и тексты» Центра истории исторического знания ИВИ РАН. Член рабочей группы «Теоретическая дидактика истории» в ФРГ. Референт в социальном министерстве в Штутгарте по вопросам «Этика в медицине». В области научных интересов русская религиозная философия.  Автор монографий на русском и немецком языках, в том числе «Die Kommunismusidee in der russischen Religionsphilosophie» (2009), «Введение в теорию истории» (2013), «Три лекции о понятии СЛЕД» (2016), «Theorie und Geschichte des Spurbegriffes. Entschlüsselung eines rätselhaften Phänomens» (2016).

Философия следа

Есть ли у меня собственная философская концепция? Ведь я занимаюсь темами и проблемами, которые возникли и обсуждались задолго до меня. Я наполнен чужими мыслями. С другой стороны, то, что в прошлом являлось «чужими» мыслями, сегодня стало «моими» мыслями. Мысли всегда должны «кому-то» принадлежать, они не могут существовать в пустом пространстве. Мысли имеют своих материальных «носителей». И если вдруг в какой-то момент всё человечество внезапно исчезнет, а это с большой вероятностью когда-то произойдёт, то вместе с ним исчезнут и его мысли. Тут мы должны были бы, оборвав все рассуждения, поставить вопрос «Чёрт побери! Для чего тогда…?» Но этот вопрос человек, как правило, не ставит. Он уходит от него, замыкаясь в своём настоящем моменте.

В этот настоящий момент именно я (или ты, или он) - все мы, живущие и существующие сейчас, обладаем привилегией «иметь», т.е. хранить, обогащать и развивать «чужие» мысли, которые могут «оставить след» в духовной истории человечества, а могут и не оставить. Но так ли важно для нас «оставить след»? Ведь большинство следов прошлого дошли до нас ненамеренно и случайно. Надо сказать, что человек как существо «настоящего момента» действительно не стремится «оставлять следы», а пытается реализовать себя. И эта его попытка «реализовать себя» часто оставляет следы в истории.

«След» - это не только материальный остаток прошлого, а это сложный, созданный мышлением человека, мыслительный конструкт, включающий в себя целую группу взаимосвязанных целевых акций человека. Задумаемся о том, что понятия следовать, (рас)следовать, (ис)следовать / исследователь, (по)следовать/последователь, а также (на)следовать / наследователь имеют общий корень. На первый взгляд нам может показаться, что эти понятия обозначают различные акции, но в действительности речь идёт здесь об одном и том же действии, в котором человек всегда следует кому-то или чему-то, т.е. становится в прямом смысле слова «следователем», во всех безграничных вариациях этого широкого понятия.

Меня занимает проблема «следов прошлого», которым следует прежде всего историк. В «следах прошлого» он видит не просто «остатки», а «знаки» и «символы». Историк пытается эти знаки понять, объяснить, пытается интегрировать их в мир своих современных знаков, символов и значений. Научная история - это научно организованный процесс «чтения следов». Разумеется, «следы прошлого» позволяют читать себя и ненаучным образом, потому что следы пассивны, неизменны и к тому же многозначны. Их может читать и человек необразованный или, что ещё хуже, человек предвзятый. Следы в этом случае не смогут ему «возразить», не смогут себя защитить. Мы вполне можем иронизировать о попытках «чтения следов» человека недалёкого или поверхностного, но мы не должны забывать о том, что и он обладает исключительной способностью «читать следы». Сама по себе процедура «чтения следов» является феноменальной способностью «существа разумного», которое способно увидеть, познать и понять то, что след в себе скрывает, реконструировав таким образом «более не существующее». Эта уникальная способность человека предполагает, как наличие силы воображения, так и логического мышления, как силы убеждения, так и способности к изложению. И чем ещё является история, если не беспрерывным процессом «чтения следов» прошлого?

Второй блок тем, который меня очень интересует - это проблемы практической философии и, особенно, философии чувств. Человеческая нравственность позволяет себя обосновать не только на основе рациональных законов, как это происходит, например, в этике И. Канта, но и на основе нравственных чувств человека, т.е. таких чувств, как чувство стыда, совести, сострадания. Эти чувства интересовали таких философов, как А. Шопенгауэр и В.С. Соловьёв. Чувства эти скрывают в себе мощнейший потенциал, на них держится всё наше «человеческое» общество, они являются той «смазкой», без которой машина наших общественных отношений давно бы остановилась и окончательно развалилась. Эти чувства не производят никаких материальных ценностей («Карл Маркс, обратите внимание!»), но на них держится всё и вся, что мы называем человеческим или обозначаем как человечность. Без человечности человек перестал быть человеком. И подобное происходило уже в реальности, когда человек во время войн или революций терял свои нравственные чувства, переставая быть человеком. Существенным качеством человека является, всё-таки, не разум, который может быть холодным, жестоким, беспощадным, наглым, расчётливым и преступным, а его нравственные чувства совести и сострадания, которые ни при каких условиях не могут быть бесчеловечными. Наше современное, основанное на принципах разума и закона, общество, к сожалению, недооценивает роль нравственного чувства в социальной жизни человека. Современный человек перестаёт быть существом эмоциональным.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now